На тот момент мне было около семи лет, помню в гости к тёте приеду, а у нее во дворе народу полно, поочередно в дом заходят, а выходят с водой в баночке. Односельчане её боялись и уважали, а некоторые ведьмой называли, в общем помогала людям. Как-то слышу разговор матери с отцом, а в нем упоминают что Тома умерла, тётка моя. Было решено срочно выезжать, благо что в соседнем селе она жила. Что касается меня, то я тоже поехала, оставлять с нескем было. Возле гроба взрослые поочереди сидели, а я рядом крутилась, не запрешь-же меня под замок, любопытная была. Вот только единственный сын Гриша, не стал участвовать в этой процессии, пост сдал, пост принял. Когда баба Валя сменила маму, я рядышком подсела, не помню сколько времени просидела, но заметила что она, заснула возле гроба, я хоть и малая, но понимала, что засыпать здесь нежелательно. Хотела уже и сама спать пойти, да налицо покойной непроизвольно взглянула, а у неё глаза открыты и губы шевелятся, словно слово вымолвить хочет, но не может. Хотела завизжать от страха, но уста мои перестали слушаться, словно разговаривать разучилась, а слова и в голову не лезут. Покойная подняла свою руку и указала на икону, которая находилась на полочке, после чего рука вновь опустилась в гроб. После такой картины, я разбудила бабу Валю, и все ей рассказала, а она мне ответила, коротко и ясно: привиделось. Такой ответ меня явно не устроил и я побежала к маме, объяснила ей, а она чтобы психику мою не травмировать, пошла к полочке и отодвинув икону, чуть не обомлела, там красовался набитый до краев горшочек с золотыми изделиями. Видимо это твое приданное, ведь тебе-же она его показала! Ответила мама. В дальнейшем оказалось что не только горшочек, но и все наследство перешло нам, а неблагодарному сыну нечего не досталось.