ArabicArmenianAzerbaijaniChinese (Simplified)EnglishFrenchGeorgianGermanGreekKazakhKoreanPortugueseRussianSpanishTajikTurkishUkrainianUzbek

Поганый колодец

 

Поганый колодец

За единственной в нашем посёлке школой расположилась небольшая, уютная рощица. Место тихое, живописное, сразу за рощицей прудик маленький, затянутый илом, вырытый ещё до революции. Только вот местные старожилы это место не любили.

А мы, ещё будучи ребятишками, часто наведывались в рощицу после уроков. Костёр жгли да картошку в углях запекали. Да и просто в прятки играли — рощица хоть и небольшая была, но довольно густая. 

Среди тополей и берёз росли густые кустарники, в которых легко можно было скрыться от чужих глаз. После дождя рощица, словно приманивая к себе посетителей, становилась вся усыпана разнообразием грибов: подберёзовики, лисички, топольки, вешенки на старых, испещренных трещинами стволах — каких только грибов здесь не было. Что примечательно, грибы здесь росли буквально ковром, аж ступить порой некуда было.

Ох и доставалось мне от бабушки за то, что провожу время в рощице!

— Нехорошее там место, Юра! — причитала бабушка, — А уж к колодцу «поганому» и близко подходить нельзя, когда стемнеет!

Мама и папа посмеивались над бабушкой, называя всё это деревенскими байками.

Колодец в роще действительно был. Точнее, то, что от него осталось: округлое основание из полуразрушенного, поросшего мхом камня, прикрытое гнилыми досками. Находился колодец в самом центре рощицы, посреди голой полянки. Трава, конечно, на этой полянке росла, да и кустарники тоже. 

Но почему-то она почти сразу сохла, не успев выбиться из-под земли, словно её кто-то жёг изнутри. Редкие кустарники не обрастали листвой, а так и стояли лысыми корягами близ колодца. А сразу за рощицей, рядом с прудом, можно было рассмотреть остатки снесённого особняка, принадлежащего барину, жившему в этих местах ещё до революции.

Старожилы не рассказывали подробностей, почему колодец прозвали «поганым», но с наступлением темноты в роще никто появляться не рисковал. Днём некоторые отваживались приходить сюда по грибы, но только на горизонте засияет закат — уходили прочь от греха подальше. Никто не желал воочию столкнуться с тем, что скрывала за собой поселковая легенда.

Нас особо легенды не интересовали. Мы знали только о том, что нечисть в облике молодой девушки по имени Марфуша, жившей когда-то в здешних краях, увлекает в колодец запоздалых путников. Говорили, что здесь много людей пропало бесследно. Даже тел не нашли.

— Сгинули в колодце, — шептали старушки, — Прибрал к себе Марфушин хозяин…

***

Время шло, мы взрослели, и вот уже не интересна нам становилась запечённая картошка и прятки. Нас сложилась компания из шести человек: трое парней и трое девушек. Все мы по окончанию школы разъехались по городам, где учились, но летом неизменно собирались вместе.

***

Так же было и в тот день. Мы встретились днём на речке. Купались, рыбачили, обсуждая, у кого как прошла летняя сессия.

— А давайте вечером на нашем месте, в рощице соберёмся? Шашлык там, все дела! — предложила Люба, эффектая брюнетка с шикарной фигурой. Люба поступила на факультет журналистики, и параллельно подрабатывала в модельном агентстве. Внешность позволяла.

— Ага, в темноте там сидеть будем, Марфушу ждать! — усмехнулся Колька, наш «музыкант». Коля поступил в институт искусств в Москве, что было не удивительно. Он с самого детства хорошо пел и играл на гитаре, баяне, даже фортепиано ему родители купили, продав машину. Он был действительно талантливый парень, и из него в самом деле получился бы прекрасный музыкант.

— Да ладно тебе, неужели ты и в самом деле веришь в эти сказки? Ну пропали там парочка запойных, в пруду наверняка утонули! — засмеялся Сашка, будущий инженер с типичным для представителей этой профессии взглядом скептика и материалиста.

— Ты прав, Саш! Двадцать первый век, а они в байки верят! — согласилась с Сашей Марина. Это было неудивительно: Марина и Саша учились вместе, и, кажется, у них намечалось нечто большее, чем просто дружба.

Я и Таня, третья девушка из нашей компании, тоже решили сказать, что думаем по этому поводу.

— Я не боюсь, и в сказки не верю, — высказал я своё мнение.

— Ну мы же там всё детство провели, ребят, — улыбнулась Таня, будущий фельдшер, — И ничего за всё время ни разу не произошло! Я за! Вспомним детство. С меня картошка!

— Да что уж там, и в прятки можно! — махнул рукой Саша.

— Ага, а после литpa и в салочки! — пошутил Саша.

Все громко засмеялись. Не знали мы тогда, чем нам обернётся этот смех…

***

В рощицу мы пришли, когда на горизонте уже заалел закат. Мы с парнями собрали ветки для костра, так как подумали, что купленного древесного угля может не хватить, а девчонки колдовали над нехитрой закуской: нарезали овощи, хлеб, зелень, заправили майонезом приготовленные ещё дома салаты.

За разговором и песнями Коли под гитару мы и не заметили, как совсем стемнело. Не сразу заметили мы и того, что тишина летней ночи стала какой-то неестественно плотной, буквально ощутимой всем телом.

— Так, а теперь классика! «Звезда по имени Солнце»! — объявил было Коля, но вдруг его неожиданно прервала Марина:

— Подожди! Ребят, вы слышите? — она боязливо осмотрелась по сторонам.

Коля отложил гитару, и в тот же момент мы отчётливо услышали доносящийся откуда-то жалобный плач младенца.

К плачу присоединилось заунывное пение: женский голос монотонно напевал колыбельную. Слов разобрать было невозможно, но сам факт того, что кто-то около полуночи в безлюдной роще баюкает младенца, заставил нас взволнованно переглянуться.

— Что это??? — дрожащим голосом спросила Люба.

— Не знаю, но кажется, нам лучше собираться и сваливать, — сказал я.

Мы спешно повскакивали с мест, собрали вещи и продукты в рюкзаки, затушили костёр и направились к выходу из рощи. Настоящий страх охватил нас тогда, когда, блуждая между деревьями около получаса, мы вернулись к тому месту, откуда ушли. Хотя времени, чтобы выйти, нужно было не более пяти минут!

Монотонная колыбельная на фоне звенящей тишины тревожила. Она становилась громче и будто бы ближе. Девчонки тихо завывали от ужаса. Знакомое с детства место вдруг оказалось враждебным и зловещим. 

Мы в отчаянии смотрели друг на друга, надеясь, что хоть кто-то из нас найдёт выход из ситуации… Всеобщая паника нарастала. Липкий страх заползал под кожу, сжимая грудь в тиски. Я смотрел в полные тревоги лица друзей и понимал, что чувство безысходности накатывает по полной не только меня.

— Смотрите! — шепнула Марина, указывая пальцем в сторону, где предположительно находился колодец.

Оттуда сквозь ветви деревьев виднелось рассеянное оранжевое свечение.

— Что это такое?! Да что происходит-то?! — в панике закричал Коля, не справляясь с охватившим его ужасом.

— Так, мне надоели эти шутки! — разозлился Саша и наперевес с фонариком двинулся к колодцу.

— Нет, Саша, не ходи туда! — умоляюще вскрикнула Марина, хватая Сашу за рукав.

Он убрал руку подруги и тихо сказал:

— Не волнуйся. Я сейчас пойду и проучу шутника. Наверняка кто-то включил запись, чтобы разыграть нас, а мы тут трясемся от страха, как идиоты!

— А то, что мы выйти не можем, тоже чья-то шутка? — воскликнула Марина.

— Это паника виновата! — крикнул Саша, скрываясь в зарослях.

С минуту мы стояли, не двигаясь.

— Надо идти за ним! — решительно сказал я и шагнул туда же, куда ушёл Саша.

Ребята осторожно пошли за мной, опасливо озираясь по сторонам.

Я резко затормозил, когда моим глазам открылась невероятная картина: словно под гипнозом, Саша, шатаясь, шёл прямиком к колодцу, из которого сквозь щели в досках исходило оранжевое свечение. 

Но шёл Саша не один. Перед ним, лёгкими движениями маня́ его за собой, шла девушка в красном платье до пят.

— Са… — вскрикнула было Марина, но тут же осеклась.

Девушка повернула голову, и мы увидели её лицо: белое, безжизненное, словно маска, с пустыми глазницами и двумя отверстиями вместо носа. Почуяв, что мы здесь, она оскалилась, открыв огромную пасть, из которой вывалился длинный зелёный раздвоенный язык…

Таня взвизгнула и бросилась прочь, ломая ветви, Коля кинулся за ней. Марина, всхлипывая, стояла, вцепившись мне в рукав. Люба тихо скулила, дрожа всем телом.

— Эй! — крикнул я, — Отпусти его!

Я решительно шагнул на поляну, по пути схватив с земли какую-то корягу и намереваясь вмазать этой корягой по жуткой роже существу, которое загипнотизировало моего друга. Но чудовище в облике девушки усмехнулось и вновь поманило Сашу. Тот с глупой улыбкой на лице, протянув вперёд руку поспешил за «девушкой», которая к тому времени уже сиганула в колодец.

Я понимал, что не успею, потому что Саша уже шагнул на гнилые доски, которые закрывали колодец, и в тот же миг исчез. Открыв рот от изумления, я остановился. Позади кричала Марина.

Буквально через минуту из глубины колодца раздался утробный рык, словно огромный дикий зверь наконец получил свою добычу. А затем свечение исчезло, давящую тишину развеяли звуки ночных насекомых и лай собак со стороны посёлка. Подбежала рыдающая Марина:

— Юра, где он???! Куда он пропал?! — кричала она, тряся меня за футболку.

— Я не знаю… — пробормотал я, бросив палку на землю.

Я осторожно подошёл к колодцу и взглянул на него. Всё как обычно. Гнилые доски, накрывавшие основание колодца, лежали нетронутыми. Как Саша мог провалиться через них, я не понимал. Какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что мы ему уже не поможем и нужно уходить, пока нечто не пришло за новой жертвой.

Я взял Марину под руку:

— Пошли отсюда.

— А Саша? Как же он?! — вопила Марина.

— А что мы сейчас сделаем, а? — спросил я, — Вернёмся в посёлок и расскажем всё. На рассвете придём сюда и посмотрим, что можно сделать…

Марина зарыдала, но, подумав, кивнула. Мы подняли с земли скулящую чуть живую Любу, которая сидела, сжавшись комком, и направились к выходу. Перепуганный Коля и плачущая Таня уже ждали нас перед рощей…

***

— Я же предупреждала, Юра! — воскликнула бабушка, когда уехали полицейские.

Полицию мы вызвали сразу же по возвращению домой. Пойти решили ко мне, а родителей остальных ребят обзвонила моя мама. Естественно, все тут же пришли забрать своих детей. Как же горько было смотреть на моментально постаревшую маму Саши…

Полиции я дал сбивчивые показания, мол, Саше показалось, что он услышал женский голос, пошёл в ту сторону и пропал. Ребята сказали то же самое, об этом мы договорились ещё по дороге ко мне. Конечно, стражи порядка отнекивались, говорили что-то про трое суток и что «нагуляется и вернётся», но мы ещё и придумали, что слышали выстрелы. Пусть работают. А вдруг найдётся Саша?

Уже после отъезда полиции бабушка выпытала у меня, что же произошло на самом деле.

После того, как я всё рассказал ей, она погрустнела.

— Нынешние жители уже и не помнят, что там было, а мне моя мама, твоя прабабушка, всё подробно рассказала. Видел остатки особняка?

Я молча кивнул.

— Жил там до революции барин один, Пётр Никанорович его звали. Жена у него была, да только вот любил барин от неё погулять с молодыми крестьянками. Одной из таких крестьянок и была Марфуша, дочка местного сапожника. Барин к ней и так, и сяк, да не прельстилась Марфуша на его подарки и сладкие речи. Однажды барин её похитил да силой и взял.

Через несколько месяцев уже видно было, что Марфуша потяжелела, пузо уж на нос лезло. Этого Пётр Никанорович никак не хотел. Как только Марфуша от бремени разрешилась, он дитя у неё забрал да приказал от него избавиться, в колодец бросить. А ведь для матери дитя её дороже всего на свете, и не важно, что отец зверь бессовестный. Марфуша почернела вся от горя, полено в тряпки завернула и ходила качала его возле дома барина, да колыбельную песню пела.

Никто не видел, что случилось, да только однажды поутру нашли возле колодца поганого только полено, в тряпки завёрнутое, а Марфуши не было. Решили, что утопилась с горя. 

А тут и революция подоспела — люди решили барина за его злодейства наказать, а Марфушу и сыночка её достать со дна колодца и похоронить по-человечески. Да вот только тел не нашли, ни её, ни младенца. Но с тех пор по ночам стали происходить жуткие вещи: из колодца свет оранжевый исходил, а Марфуша стала бродить возле колодца, но это уже не совсем она была. И кто попадает ей на глаза — жди беды, заманит и погубит.

Потом одна ведунья пояснила, что произошло с Марфушей: есть на свете места, где границы между мирами стёрты. Таким местом был колодец. Прыгнула туда Марфуша, да не утонула, а в другой мир попала и изменилась. Там и дитя своё встретила. Но на людей она зла. Никто ведь не помог, когда она в помощи нуждалась. Вот и наведывается Марфуша по ночам в наш мир и к себе всех, кто на пути попадётся, забирает. 

Правит в том мире огромный зверь — он питается теми, кого Марфуша приводит. Всё это ведунье шар её показал. Колодец досками заколотили, только не помогло это — всё равно выходит Марфуша. Ведунья смогла защиту сделать, чтобы Марфуша дальше рощи выйти не могла, но большего никто и ничего сделать не сможет. Так и будет и колодец, и вся роща погаными.

Я слушал бабушкин рассказ, будто фильм смотрел. Неужели так бывает? Параллельные миры, ведуньи всякие? Наверняка, всё это случайность, а Сашу завтра найдут на дне…

***

Но Сашу так и не нашли. На рассвете мы с местными мужиками ещё до приезда полиции сняли с колодца доски. Колодец оказался давно уже высушенным, не было там ни воды, ни костей, ни тел. Только странный сквознячок веял оттуда, вынося на поверхность непохожий ни на что смрадный запах…

 

источник

 

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *