ArabicArmenianAzerbaijaniChinese (Simplified)EnglishFrenchGeorgianGermanGreekKazakhKoreanPortugueseRussianSpanishTajikTurkishUkrainianUzbek

Русалочий дар

 

старый дом

Дусе не повезло с самого рождения. Повитуха, только глянув на неё, поморщилась, и сказала Антонине, матери Дуси, что девке тяжело в жизни придётся.

И ведь нисколько не ошиблась, ведьма!

Так с детства это и потянулось. Когда Дуся подросла, отчаянно она завидовала другим девочкам, у которых косы чуть ли не до пяток. У самой-то волосики жиденькие, тонкие, ну какая коса? И лицом не шибко вышла, и фигура какая-то вся нескладная, да тощая.

Антонина дочку любила, и всегда пыталась убедить в том, что с возрастом всё пройдёт, и будет Дуся не хуже красавица, чем остальные. Дуська поначалу матери верила, не обращала на смешинки и подколки внимания, но с возрастом, смотря на себя в маленькое зеркальце, начала понимать, что мать её обманывает. Зеркальце, которое ей в наследство досталось от бабушки, уже потемнело от времени, но всё ещё показывало неприглядную внешность Дуси: нос картошкой, тяжелый, волевой отцовский подбородок, слегка раскосые серые глаза. И вроде всё по отдельности смотрится нормально, а если в общем — то совсем не смотрится! Дуся и травки всякие пробовала, и мази, шла на всяческие ухищрения, нельзя было точно сказать, сколько она потратила родительских денег на попытки преображения.

А потом Дуся влюбилась. Как это бывает в молодости — не взаимно и без памяти. Митя был балагуром и душой компании, вечно собирал вокруг себя ребят. Конечно, и Дуся в эту компанию затесалась. Некрасивую девчонку жалели. да и по характеру она была мягкая, и незлобивая, всегда рада была помочь. Никто не знал, что делала она это, лишь бы быть поближе к своему ненаглядному Мите.

Говорят, что любовь делает женщину прекрасной. В случае с Дусей это тоже работало. Она словно светилась изнутри, и свет этот сглаживал острые черты лица и фигуры, придавал её движениям непривычную мягкость и плавность. На неё даже парни начали поглядывать интересом, но никто Дусе не нужен был.

Только он.

Для неё счастьем было, когда на одном из праздничных гуляний, Митя на неё внимание обратил! Не слышала она, как другие девчонки подначивали его оказать внимание стра шненькой. Но никто из не знал, как сердечко девичье в восторге замерло, стоило Мите подойти к ней, и напрямую обратиться! Ведь никогда с ней не разговаривал, а тут… Даже комплименты какие-то говорил, но Дуся его почти не слышала, смотрела на него влюблёнными глазами. Только уяснила, что будет он её ждать после гуляний на полянке, под одинокой берёзой, где обычно парочки встречаются и милуются.

Дуся как на крыльях домой полетела, хотела подготовиться к свиданью. Матери и отцу, конечно, ничего не сказала, и не услышала, как другие девчонки ей в спину смеются.

***
— Да мы просто подшутим над ней, Митенька!
— Неудобно как-то, смотрит ведь на меня так… На меня так ещё никто не смотрел. — Митька и рад бы подшутить над девчонкой влюблённой, да чувствовал, что неправильно это. Нельзя чужую любовь высмеивать. Но девчонки из компании кого хочешь уговорить могут, а лица у всех хитрые.

Они действительно считали, что в это шутке нет ничего такого. Дуська ведь знает, что не слишком красива, так что, не потерпит? Зато компанию развеселит!

Митька, совсем нехотя, согласился, и в назначенное время ждал Дусю у берёзы. Сумерки были светлые, да и ночи давно уже не радовали своей непроглядной тьмой. Полянка была недалеко от деревни, поэтому молодёжь туда часто бегала. Но сейчас, под берёзой в самом центре поляны, стоял только один Митя. Он неловко переминался с ноги на ногу. надеясь, что мать Дусю из дома не выпустит и она просто не придёт. Девчонки спрятались в кустах, и иногда можно было услышать сдержанные смешки и шуршание веток.

Надежды Мити не оправдались. Дуся всё таки пришла. Она успела переодеться в другое платье, светлое, почти до пяток, распустила волосы. Митя поймал себя на мысли, что она симпатичная, особенно с озарённым внутренним светом лицом.

Но им даже не дали и поговорить толком.

Девчонки высыпали из кустов, словно горох, и, взявшись за руки, закружились вокруг Мити, Дуси и берёзы. Смеялись громко, кидали Дусе обидные слова, и писклявыми голосами дразнили её «неприглядной невестой». Дуся испуганно сжалась. Чужие слова больно ранили, а любовь словно с корнем выдирали из её сердца. И Митя ещё стоит, даже слова против не скажет! И тогда её словно молнией пронзило — так он ведь с ними заодно! Поэтому молчит, вот только почему он стыдливо прячет взгляд?

Дуся не помнила, как разорвала круг из веселящихся девиц, и не разбирая дороги кинулась в лес. Слёзы стояли горьким комком прямо в горле, она не чувствовала, как ветви кустов больно хлещут по ногам и цепляются за платье, норовя его порвать. Очнулась она на берегу заросшего лесного озерца, и осознала, что горько рыдает от того, как в груди больно. Успокоилась она нескоро, и просто сидела, смотря в тёмную озёрную воду. В голове даже мыслей ясных не было, но и нырнуть в тёмную прохладу воды она не помышляла. Понимала Дуся. что внешностью не вышла, но разве ж это повод для того, что бы насмехаться над ней? Или над её любовью?

Зачастую молодость глупа и безрассудна, а ещё порой бывает и очень жестокой.

Но разве ж кто понимает это?

Девушка снова собралась расплакаться, когда её окликнули:
— Эй, ты чего тут ревёшь? — Дуся чуть ли не подпрыгнула от чужого голоса. Огляделась, вертя головой, и с трудом различила в зарослях рогоза, на берегу озерца, женское лицо. Женщина настороженно рассматривала её, но из рогоза вылезать не спешила. Дуся даже не задумалась о том, что может здесь делать незнакомая женщина, да ещё и в кустах прятаться. там где берег болотистый! Женщина, продолжая внимательно на неё смотреть, зашуршала, и оказалась прямо напротив Дуси. Видно было её бледное лицо, тёмные, длинные волнистые волосы, которые ниспадали до самой земли. Красива она была странной красотой, но очень манящей. Впрочем, не до этого сейчас Дусе было.
— Ну ты чего? Не плачь! Обидел тебя кто? — Тон её неожиданно смягчился, а лицо показалось настолько добрым, что Дуся всё ей рассказала, перемеживая слова со всхлипами и плачем. Женщина девушку внимательно слушала, и дождавшись, когда та успокоится, неожиданно произнесла:
— Конечно, нехорошо, что они тебя разыграли. Но, с другой стороны, если тебя наградили такой внешностью, значит удачлива ты в другом будешь. Просто нужно пережить этот непростой период, милая. Ну, посмеялись, ну так пусть на их совести будет!
— Но я не хочу этих насмешек слышать, в зеркало на себя смотреться не могу! Да ещё и Митя… не ожидала, что он таким окажется! Предателем! Хочу красивой быть, лучше всех остальных девушек! — Дуся сердито кулаки сжала, и замотала головой, не желая чужих слов слушать и слышать. Женщина поджала губы. внимательно смотря на девушку, после чего вздохнула:
— Тронули меня твои слёзы. Не должна я… Впрочем, ладно. Помогу тебе.
Дуся аж голову вскинула от неожиданности. Серые глаза вспыхнули надеждой.
— Слушай меня внимательно, и не перебивай. — Женщина наклонилась, зашуршал рогоз, после чего поднялась и протянула к ней ладони, наполненные озёрной грязью. — Умойся ею, и двенадцать дней в зеркало не смотрись. Даже если очень невмоготу будет! Ты ни в коем случае не должна смотреться в зеркало, иначе ничего не выйдет! А платить всё равно придётся.
— Платить? — Удивилась Дуся. Голос женщины словно очаровывал её, и ей совершенно не казалось странным такая встреча.
— За всё нужно платить, милая. А плата за твою красоту будет… — Женщина словно задумалась, или прислушалась к кому-то, после чего едва заметно кивнула. — Отдашь мне половину того, что получишь после того, как замуж выйдешь. Половина ведь не всё, верно?

Дуся кивнула. Сделка казалась ей неплохой. Тем более может она выйдет замуж за простого конюха. и из всего имущества будет только старая лошадь. да земля под посевы? Она даже улыбнулась, и протянула руки к ладоням женщины. Взяв грязь, она тщательно натерла ею себе лицо.
— А вы кто? — Неожиданно решила поинтересоваться она, запоздала подумав о том, что даже имени женщины не спросила.

А после мир вокруг потемнел.

***
Дуся проснулась в своей собственной постели. Всё произошедшее вечером и ночью казалось ей дурным сном. Мать только поутру пожурила её за позднее возвращение, но девушка решила, что просто от пережитого забыла как домой она вернулась.

Утром она хотела в зеркальце посмотреться, да вспомнила, что ей женщина у озера говорила, и передумала. А ну как это не сон вовсе был?

С того дня всё начало меняться. Поначалу лицо словно пощипывало, но не больно, а словно трава какая по коже задевает. Ощущения даже скорее приятные. Сама Дуся, так сильно была увлечена своими переживаниями, что не обращала ни на кого внимания, хотя молодёжь между собой и шушукалась, а Митя ходил как в воду опущенный. С каждым днём она прямо ощущала, как что-то ней меняется. Да и говорить ей начали, что в ней что-то меняется, а когда Дуся трогала своё лицо, то с восторгом чувствовала как в нём что-то неуловимо меняется.

Но с каждым днём становилось всё больше и желание взглянуть на себя в зеркало. Увидеть себя красивую. Особенно это желание стало невыносимым, когда Митька пришёл с извинениями однажды. Он с таким восхищением на неё смотрел, что Дуся почувствовала себя отомщённой! Но Митя ей был уже не интересен, отболело после того «невинного» розыгрыша. Предстал Митя в неприглядном свете, и больше Дуся не чувствовала к нему любви.

А может и не любовь вовсе была?

Но Дуся об этом не думала.

Шёл одиннадцатый день. Дуся слышала много комплиментов в свой адрес, и ей нравилось ощущение восхищенных взглядов на себе, когда она проходила по деревне. А мать и вовсе говорила, что всё ведь с возрастом понравиться, и чего дочка-то так переживала? Её рука то и дело тянулась к зеркальцу, которое лежало стеклом вниз, и словно манило свою хозяйку. День тянулся бесконечно, даже за работой по дому, Дуся не могла не думать о том, как, наконец, взглянет на саму себя. Ведь на ощупь всё было отлично! А значит… значит что она увидит?! Преображение и красоту, и не иначе!

Ей было невыносимо думать о том, что придётся терпеть ещё один день.

К слову, когда она пыталась рассмотреть в отражении в воде, или начищенном блюде, её лицо словно было поддернуто дымкой.

И вот в своей комнатушке, оставшись вечером одна, девушка нервно мяла пальцами пряжу. Зеркальце лежало на тумбочке возле кровати. А она думала о том, что кто будет следить за ней ночью? Да и кто вообще поймёт, что она взглянула? Она ведь всего одним глазочком посмотрит, никто и не узнает! Она воровато огляделась, взглянула на маленькое окно, и на всякий случай заткнула его подушкой, что бы никто не мог подглядеть. А потом взяла зеркальце и, выдохнув, взглянула в него.

Поначалу она даже задохнулась от восторга — на неё смотрела такая красавица, что словами было трудно описать! Словно и не Дуся это вовсе, а какая другая девушка! Она совсем забыла обо всём на свете, и продолжала любоваться на себя в зеркальце.

Треснуло зеркало совершенно неожиданно, и словно лицо вместе с ним. Испугавшись, Дуся отшвырнула его, а потом и вовсе вскрикнула, потому как свеча потухла. По ногам потянуло лютым холодом и девушка вновь закричала от ужаса.

Кричала она до тех пор, пока в комнату не ворвались родители.

***
С тех пор Дуся не выходила из дома. Её родители искали лекарей и знахарок, но все они отказывались лечить недуг девушки, и объяснять, что с ней на самом деле произошло.

А Дуся, находясь в заточении в собственной комнате, не в состоянии выйти на улицу и показать всем своё лицо, медленно теряла свой разум. коря себя за то ,что не послушала девицу из озера, и не сделала как велено. Позволила нетерпению взять над собой вверх!

Замуж она так и не вышла, а когда её родители умерли, то и вовсе их дом начал обрастать слухами. Говаривали всякое, особенно когда по ночам слышали стра шные завывания из этого дома! Была бабушка-соседка, которая ходила. да еду Дусе носила, но вскоре и она перестала туда наведываться. Говорила, что Дуся совсем из себя вышла, мажет лицо какой-то грязью, да требует ей зеркала нести. Рассказывала бабушка, что весь дом у неё зеркалами увешан, а толку-то с них? А вот ходить среди них неприятно.

Потом деревня начала пустеть, и все забыли о Дусе.

Говорят, что дом и поныне там стоит, обветшалый и заброшенный, но по ночам можно услышать из него завывания, а в окнах отблески множества зеркал.

Но кто теперь это проверить может?

 

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *